Медіа

Версія для друку

4 жовтня 2017 о 23:09



Гриценко: миллиарды улетели в небо

Экс-министр обороны Анатолий Гриценко - о ЧП на артскладах в Калиновке, масштабе трагедии и необходимых выводах



«Склад в Калиновке – самый крупный арсенал в Вооруженных Силах. Когда что-то взрывается один раз, это может быть случайностью. Но когда во второй, третий, четвертый раз за два года – это уже, как минимум, свидетельствует: системно не реализована охрана таких объектов. Здесь у меня возникает вопрос: почему так случилось? Тем более, недавно стал известен весьма важный факт. Служба безопасности Украины, вероятно, знала: есть угроза диверсии именно в Винницкой области. И именно поэтому там организовали противодиверсионную операцию. Привлекли Национальную полицию, военных…», - начинает беседу с нами лидер партии «Громадянська позиція», экс-министр обороны и бывший глава парламентского комитета по вопросам обороны и нацбезопасности Анатолий Гриценко.

Диверсию подгадали

- Анатолий Степанович, следствие отрабатывает четыре основных версии детонации боеприпасов в арсенале в Калиновке. Среди них – срабатывание взрывного устройства на территории складов, как сообщил главный военный прокурор Анатолий Матиос. Так что произошло – диверсия или несчастный случай?

- Была ли это диверсия, либо намеренный поджог по каким-то «экономическим» или другим причинам? В мирное время такое происходило, когда заметали следы. Так вот, в местах этих арсеналов осуществлялась в свое время и утилизация боеприпасов, в той же Калиновке. В мае 2005-го возник пожар на арсенале «Святоха» в Хмельницкой области. И я сразу понял, что здесь что-то не так: погодные условия не те, не было никакой опасности. Потом оказалось, это был намеренный поджог. В итоге, посадили главного инженера - за воровство латуни и других металлов.

Когда я был министром, прилагал много усилий к тому, чтобы вывозить опасные боеприпасы со складов вблизи населенных пунктов, в частности из Брюховичей – там людей волновала не только экология, но и собственная жизнь. И, слава Богу, это было сделано.

Но сейчас, думаю, что это – скорее, диверсия. К тому же, ее подгадали ко дню рождения президента на его «вотчине», в Винницкой области. С таким вот «вражеским оскалом» это было сделано. Однако больше сказать не могу, сейчас проходит следствие.

- В таком случае, можно ли было предотвратить пожар?

- Арсенал для хранения боеприпасов в Калиновке – крупный оборонный объект, очень нужный армии. К тому же, рядом располагается большой областной центр. И его нужно было включить в перечень возможных целей диверсантов. Почему этого не сделали, мне абсолютно неясно.  Ведь там – миллиардные средства.

Но, как я уже упоминал, СБУ организовало там противодиверсионную операцию. Так что основная версия Военной прокуратуры может оказаться реальностью. Меня беспокоят два других вопроса. Первый: если в течение двух лет было уничтожено три военных склада боеприпасов, разве трудно предположить, что именно военный арсенал под Винницей может стать одной из приоритетных целей диверсантов? Чтобы так же «приоритетно» и надежно защитить этот стратегический объект от вражеской диверсии? Вопрос второй, риторический: в силах ли СБУ при нынешнем руководстве ставить и решать важные государственные задачи? Или служба уже окончательно превратилась в инструмент по бизнес-разборкам и средство для давления на неугодных?

Не «заговорить» ЧП

- Как должны охраняться такие склады? И как предотвратить диверсии на них?

- Во время войны на арсеналах оружия нужно обеспечивать беспрецедентные меры безопасности. А из-за пожара в Калиновке президент должен немедленно созвать СНБО. И в ходе этого заседания – заслушать силовиков, а после «раздать» по заслугам тем, кто допустил уничтожение во время войны крупного военного арсенала Вооруженных Сил, с артиллерийскими и авиационными боеприпасами, да еще и во время проведения в Винницкой области широко анонсированных антитеррористических учений. Кроме этого, необходимо составить план и обеспечить оперативное выполнение системных мер по недопущению подобного в будущем.

- Вы упомянули, что президент из-за пожара в Калиновке должен был созвать СНБО. Но вместо этого состоялось заседание Военного кабинета…

- Да, П. Порошенко созвал Военный кабинет СНБО. Но это – неправильное, половинчатое решение, я бы созвал СНБО. Почему? СНБО является конституционным органом, то есть, имеет наивысший статус. И его решения обязательны для исполнения всей вертикали исполнительной власти – для глав государственных администраций, силовиков, министров. В то же время, Военный кабинет СНБО образован не на основе Конституции или закона, а подзаконным актом, указом президента. П. Порошенко создал его в марте 2015 г. И таких полномочий, как СНБО, этот Кабинет не имеет. Таким образом, это – потеря времени.

- То есть, серьезные выводы пока не сделаны?

- Конечно, можно созывать по несколько совещаний, но у силовиков и президента времени на это нет. А решение СНБО можно сейчас принять по-быстрому - по ответственности и по системным мерам, которые станут потом нагрузкой на бюджет, заставят министров отчитаться в срок. Это было бы правильно.

Впрочем, и решения Военного кабинета можно ввести в действие указом главы государства. Но главное выполнить их, не «заговорить».

- В то же время, спецпредствитель США Курт Волкер уже заявил, что пожар на артскладах в Калиновке не отразится на возможном предоставлении летального оборонительного вооружения Украине. Как вы оцениваете это обещание?

- Это – позитив. Но ведь можно сколько угодно просить оружие за границей. Однако, если так относится к тому, что уже есть… Такое понять сложно.

С «гибридной» обороной пора заканчивать

- Нардеп от «Народного фронта» Юрий Береза призывает сменить главу Генштаба. Это будет сделано?

- Знаю, что должны «полететь» головы, нужно сделать серьезные выводы. Дальше уже некуда. Сколько страна будет платить налоги, военные сборы, все остальное? А тут, раз – и миллиарды просто улетели в воздух. И некому отвечать.

Когда произошло последнее такое событие, министр Полторак (министр обороны Степан Полторак. – Ред.) заявил: «Мы знаем, что нужно делать, чтобы это не повторилось». Выделили средства, а куда они пошли, сейчас пускай выяснят. Ведь журналисты уже «раскопали», что фирмы, которые обеспечивали в Калиновке противопожарную безопасность – под большим «знаком вопроса». Они себя дискредитировали еще на Харьковщине. Как говорится, «для кого война, а для кого – мать родна». Такие вещи недопустимы.

- Почему страна, воюющая уже четвертый год, не может защитить свои стратегические объекты?

- Я бы очень хотел спросить об этом у Главнокомандующего ВСУ. А если бы я сам был на его месте – не назначал бы таких министров обороны, как Гелетей (экс-министр обороны Валерий Гелетей. – Ред.), не сделал бы начальником Генштаба Муженко. Не было бы «торговли на крови» и многого другого. А то у нас с одной стороны – гибридная агрессия, а с другой – гибридная оборона с гибридной торговлей. И с гибридными переговорами, сдачей интересов.

- Вице-спикер Ирина Геращенко говорит, что трагедию в Калиновке обсудят в парламенте…

- Парламент – не тот орган, который должен что-то обсуждать в данном случае. Как только там начнут рассматривать эту ситуацию, пойдут взаимные обвинения, пиар и толку не будет. Существует рабочий орган, СНБО.

- Секретарь СНБО Александр Турчинов говорит, что пожар на складах в Калиновке нанес самый большой ущерб нашим вооруженным силам с момента начала конфликта на востоке. Так ли это? И в чем конкретно этот ущерб состоит?

- Вот, люди сейчас пишут в соцсетях, что свадьбу сына генпрокурора охраняли надежнее, чем арсенал, где хранились почти 100 тыс. тонн боеприпасов. Это же понимать нужно: изготовить такое количество снарядов наши заводы не в состоянии. А где-то их купить и привезти – нужны тысячи вагонов. К тому же, огромное время, деньги. Вот, в Украине сейчас спорят, нужен ли нам Антикоррупционный суд, но уже очевидно, что необходим военный трибунал. Следует судить виновных по законам военного времени. Так «шутить» дальше нельзя.

- Будут ли наказаны реальные виновные в пожаре на артскладах в Калиновке?

- Короткий ответ: не знаю. Я служил в армии 25 лет. И там часто встречается, как говорят, «поощрение непричастных и наказание невиновных». А иногда и ничего не бывает. По итогам предыдущих таких катастроф надлежащих выводов сделано не было. Думаю, это – одна из причин, что случилась четвертая катастрофа. И, считаю, ответственность должна быть зафиксирована – и политическая, на уровне министра – замминистра, и непосредственная ответственность военных начальников, от Генштаба до руководства арсенала. Иначе – нельзя. Это народные деньги, они даются потом и кровью.

Ирина Ванда






Повернутися до переліку



« Жовтень 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
29 30 31 1 2 3 4
Украина онлайн